На главную Карта сайта
 
Библиография Реорганизация юридических лиц

Закон о реорганизации: каким ему быть?



Закон о реорганизации: каким ему быть?


Дмитрий Степанов


Коллегия № 7-8, 2002


Российское корпоративное законодательство строилось по принципу "отдельная организационно-правовая форма — особый федеральный закон". Однако в настоящее время происходит пересмотр такой системы. Наиболее пагубно указанный подход отразился на регулировании реорганизационных процедур, а также процессах реструктуризации компаний: при существующем положении сфера действия специального закона определяется конкретной организационно-правовой формой, которой и посвящается закон. В таком случае вопросы, связанные с реорганизацией коммерческих организаций, в результате которой создается организация в иной (по отношению к регулируемой данным законом) форме, не находят правовой базы. Законодательство, посвященное отдельным организационно-правовым формам юридических лиц, также не отвечает реальным запросам. В реформировании нуждается уже не только специальное законодательство, но и ГК РФ в части, касающейся реорганизации и ликвидации юридических лиц.

В настоящее время Министерством экономического развития и торговли при участии ряда экспертов подготовлен проект Федерального закона "О реорганизации и ликвидации коммерческих организаций" (далее — Проект) (Проект размещен на Интернет-сайте по адресу: www.economy.gov.ru/projects.html [10.08.01].) .

Одной из особенностей, характеризующей проект, является курс на дебюрократизацию реорганизации и ликвидации коммерческих организаций.

Смешанные и новые формы реорганизации

Ст. 3 Проекта в качестве общего правила допускает участие в реорганизации юридических лиц различных видов, а в результате проведения определенных форм реорганизации допускается создание юридических лиц иного вида, отличных от тех, что участвовали в реорганизации.

При этом предусматривается, что реорганизация, сопряженная с изменением организационно-правовой формы, возможна, если в соответствии с федеральными законами допускается преобразование таких организаций. Ст. 4 Проекта содержит еще более либеральную норму, позволяющую комбинировать различные формы реорганизации, то есть одна процедура реорганизации может включать в себя элементы разделения, выделения, присоединения и слияния.

Сфера действия Проекта ограничена коммерческими организациями, из предмета регулирования исключены унитарные предприятия и некоммерческие организации. В перспективе с таким подходом нельзя согласиться, так как в таком случае останутся неурегулированными проблемы, связанные с участием в реорганизации как собственно некоммерческих организаций, так и смешанных реорганизаций, в которых одновременно участвуют коммерческие и некоммерческие организации. В самом проекте уже прослеживаются первые шаги к размыванию заданных границ. Так, в ст. 81 Проекта предусматривается возможность преобразования акционерного общества по решению всех его акционеров в некоммерческое партнерство. Причем забываются нормы действующего законодательства: в силу ст. 104 ГК РФ акционерное общество вправе преобразоваться в некоммерческую организацию в порядке, предусмотренном законом, а согласно ст. 17 Федерального закона "О некоммерческих организациях" учреждение может быть преобразовано в хозяйственное общество, а ассоциация — в хозяйственное товарищество или общество.

Вероятно, возможны и обратные преобразования, т.е. некоммерческого партнерства, фонда — в хозяйственное товарищество или общество. Не имеется также и каких-либо серьезных ограничений на преобразование хозяйственных товариществ и обществ в ассоциации, если преобразуемая организация не является компанией одного лица, а все ее участники являются юридическими лицами.

Опасения, что для подобной реформы законодательства потребуется проведение больших подготовительных работ, являются необоснованными, поскольку в Проект следует лишь включить нормы, устанавливающие возможность преобразования отдельных организационно-правовых форм коммерческих организаций в некоммерческие. При этом в отношении допустимых реорганизационных процедур по преобразованию некоторых организационно-правовых форм коммерческих организаций в некоммерческие (и наоборот) следует установить исчерпывающий перечень таких процедур, предусмотрев, какие конкретно коммерческие организации могут быть преобразованы в некоммерческие и наоборот. Учитывая современный уровень развития российского законодательства о юридических лицах, необходимо ограничить возможность осуществления реорганизации, сопряженной с изменением типа организации (коммерческая/некоммерческая), лишь преобразованием, исключив иные формы реорганизации.

Следующим концептуальным моментом является разведение понятий разделения и выделения на две группы и введение в отечественное гражданское право новых форм реорганизации: разделения путем приобретения и выделения путем приобретения с одновременным переименованием ранее известных форм реорганизации на разделение (выделение) путем создания новых организаций.

Проект предусматривает такие формы реорганизации, при которых происходит не только соответственно разделение и выделение юридического лица, но и одновременное присоединение созданного в результате реорганизации юридического лица к другому юридическому лицу.

Обоснования и оценка

Вслед за третьей и шестой директивами ЕС разработчики Проекта предлагают ввести институт экономического обоснования любой реорганизационной процедуры (Ранее о необходимости экономического обоснования реорганизации применительно к акционерным обществам указывалось на парламентских слушаниях, посвященных корпоративному управлению в России - см. раздел 5 Рекомендаций парламентских слушаний Государственной Думы РФ "Развитие корпоративного права в России", Москва, 16 марта 2001 г.) . Для этого при проведении реорганизации должны разрабатываться соответствующие обоснования (ст. ст. 18, 35, 42, 52, 58, 69, 75). Исключение из подобной обязанности допускается лишь в случаях, когда все участники реорганизуемых юридических лиц отказались от предоставления такого обоснования либо в реорганизации участвуют связанные между собой лица.

Таким образом, предлагается ввести порядок реорганизации, при котором любая организация, в том числе состоящая из нескольких участников или имеющая незначительное имущество, будет обязана готовить экономическое обоснование своей реорганизации, если хотя бы один из участников такой организации не пожелает отказаться от проведения экономического обоснования. Однако подобный подход (В наиболее либеральном корпоративном правопорядке (право штата Делавэр) до настоящего времени нет определенности по вопросу экономической обоснованности реорганизации. Первоначально право Делавэра предусматривало необходимость такого обоснования, но впоследствии отвергло этот подход. См: Norman Veasey, The Role of Corporate Litigation in the Twenty-First Century, presentation at the Symposium "The Next Century of Corporate Law", Wilmington, Delaware, May 20-21, 1999, 25 DEL. J. CORP. L. 1377) можно скорректировать, предусмотрев обязательность проведения экономического обоснования реорганизации для определенной категории юридических лиц, например, с числом участников более 50, с суммой активов, превышающей определенный размер, или для тех, которые намереваются публично размещать ценные бумаги. Следует отметить, что третья и шестая директивы ЕС по общему правилу распространяются лишь на публичные корпорации, в отношении прочих компаний столь жестких требований по подготовке обоснований зарубежные правопорядки не содержат.

Сказанное в полной мере распространяется и на проведение оценки, обязательность которой также предусматривается Проектом.

Правопреемство при реорганизации

Введение экономического обоснования и оценки имущества направлено на защиту существующих участников юридического лица. Вместе с тем в Проекте отсутствуют нормы, посвященные документам, направленным на закрепление правопреемства реорганизованных юридических лиц, что негативно отразится на законных интересах кредиторов реорганизованного юридического лица. В Проекте (п. 2 ст. 7) поверхностно раскрывается порядок подготовки, утверждения и содержание таких документов, как передаточный акт.

Не стoит думать, что разработчики Проекта вовсе отказались от разделительных балансов – просто во избежание подмены разделительного баланса бухгалтерским разделительным балансом (что постоянно встречается на практике, но это не одно и то же) было предложено отказаться от подобного термина. Однако при этом отказ от категории разделительного баланса и переход к единому термину передаточного акта не был проведен последовательно, из-за чего возникло множество вопросов при публичном обсуждении Проекта и его межведомственном согласовании.

Проект предлагает существенно изменить процедуру утверждения передаточных актов (разделительных балансов), что объясняется стремлением максимально эффективно обеспечить текущую деятельность реорганизуемого юридического лица в период между принятием решения о реорганизации (по действующему законодательству передаточный акт утверждается одновременно с принятием решения о реорганизации) и до ее завершения. Как отмечается в Пояснительной записке, Проект отменяет необходимость утверждения передаточного акта и разделительного баланса при принятии решения о реорганизации, относя решение вопросов о правопреемстве на договоры (в случае слияния, присоединения, разделения путем приобретения и выделения путем приобретения) или на само решение о реорганизации (в случае разделения путем создания новой организации и выделения путем создания новой организации). Тем самым устраняются внутренние противоречия, заложенные действующим законодательством в механизм реорганизации. Противоречия, о которых идет речь, известны любому практику, сталкивавшемуся с реорганизацией: утвержденный передаточный акт (разделительный баланс) отнюдь не отражает реального положения дел и имущественного положения, существующего на момент завершения реорганизации.

Представляется, что отмеченный подход является прогрессивной новеллой, которая может быть введена в отечественное гражданское право, однако необходимо предусмотреть детальное определение того, каким образом передача всех (части) прав и обязанностей, отраженных в решении о реорганизации (договорах о реорганизации), будет соотноситься с конкретными правами и обязанностями, передаваемыми в момент завершения реорганизации и отражаемыми в передаточных актах (разделительных балансах). В противном случае это может привести к появлению новых возможностей для злоупотреблений при реорганизации, на этот раз со стороны менеджеров организаций.

Решением проблемы могло бы стать закрепление механизма, схожего с двумя ликвидационными балансами при ликвидации юридического лица — промежуточного и окончательного. При реорганизации следует также предусмотреть процедуру, при которой с принятием решения о реорганизации соответствующий орган юридического лица обязан утвердить общие количественные и качественные параметры передаваемых прав и обязанностей (либо имущественных комплексов или их частей) от реорганизуемой компании всем юридическим лицам, создаваемым в результате реорганизации. Менеджеры компаний в таком случае должны будут лишь уточнить конкретное имущество, передаваемое от одной компании другой при завершении реорганизации, но не вправе без согласия соответствующего органа юридического лица, принявшего решение о реорганизации, отступить от указанных общих параметров.

Реорганизация и кредиторы

Кроме защиты интересов инвесторов, любой правовой акт, посвященный реорганизации, должен решать вопрос защиты самого юридического лица, вовлеченного в процедуру реорганизации, от неблагоприятных имущественных последствий, связанных с проведением реорганизации. Наиболее злободневным, с практической точки зрения, вопросом в этой сфере в настоящее время является проблема защиты реорганизуемого юридического лица от стечения требований кредиторов, которым в силу п. 2 ст. 60 ГК РФ предоставлено право в случае реорганизации юридического лица-должника потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков.

В Проекте предлагается иное решение, позволяющее избежать несостоятельности, когда при реорганизации начинается лавинообразное предъявление требований кредиторов. Вместо закрепленного ранее внесудебного порядка исполнения соответствующих требований реорганизуемым юридическим лицом в Проекте предлагается обязательное обращение кредиторов с иском в суд, при этом согласно п. 4 ст. 9 Проекта суд может отказать в удовлетворении требований кредиторов о прекращении или досрочном исполнении соответствующих обязательств реорганизуемой организации и возмещении им связанных с этим убытков и (или) о возложении на создаваемые в результате реорганизации юридические лица солидарной ответственности по обязательствам реорганизованного юридического лица (такое требование кредиторы могут заявить в течение 30 дней после последней публикации о реорганизации), если реорганизуемая организация докажет, что в результате реорганизации опасности ненадлежащего исполнения обязательства не возникает или такая организация предоставит достаточное обеспечение исполнения соответствующих обязательств. Для реализации подобного подхода разработчиками Проекта предлагается внести соответствующие изменения в ст. 60 ГК РФ с одновременным исключением соответствующих норм из всех специальных законов, что также должно позитивно отразиться на уровне правового регулирования реорганизации.

Такой подход имеет и недостатки: обращение в суд за досрочным исполнением обязательств может привести к тому, что суды будут вводить меры по обеспечению исков, направленные на приостановление реорганизации, что в более отдаленной перспективе может привести к зарождению нового направления в корпоративных войнах.

Оспаривание реорганизации

В тесной связи с защитой реорганизуемого юридического лица от возможного стечения требований кредиторов находятся также вопросы защиты реорганизованного юридического лица и всех организаций, созданных в результате реорганизации, от возможного признания недействительной как реорганизации, так и документов, оформляющих процесс ее проведения.

Закрепление оснований для признания реорганизации недействительной — это вопрос, ждущий своего решения (Между тем в зарубежных правопорядках, например, странах ЕС, эти вопросы урегулированы на межгосударственном уровне - Cf. VANESSA EDWARDS, EC COMPANY LAW, Oxford University Press, N.Y., London, 1999, at 114-16.) . Следовало бы предусмотреть сокращенные сроки исковой давности (в Проекте закона предлагается установить подобные сроки в два месяца и то лишь для отдельных случаев признания недействительным решения о реорганизации), а также указать, что реорганизация может быть признана недействительной лишь в судебном порядке за исключением случая, когда такое требование выдвигается всеми участниками организаций, участвующих в реорганизации.

Вызывает недоумение, почему сокращенные сроки исковой давности, предусмотренные в Проекте для признания недействительным решения о реорганизации, установлены лишь для хозяйственных товариществ. При этом остаются абсолютно неурегулированными вопросы признания недействительной самой реорганизации, а также решений о реорганизации юридических лиц иных видов.

В Проекте вовсе не указываются основания признания реорганизации недействительной, в том числе критерии недобросовестной реорганизации (В отсутствие правового регулирования судебно-арбитражная практика пытается выработать такие критерии самостоятельно - см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 31.10.2000 №796/00 // Вестник ВАС РФ 2001 №1.) . Вместе с тем Проект предусматривает ряд императивных норм, которые обязательно должны быть соблюдены при проведении реорганизации. Однако из существующей редакции Проекта неясно, может ли несоблюдение таких норм являться основанием для признания реорганизации недействительной.

[p]


Количество просмотров: 102





ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ ФОРУМОВ
 

18.05.2022
Распределение прибыли, если в прошлом году были убытки

16.05.2022
Форма проведения ОСА: собрание или заседание

14.04.2022
Ст. 17 Федерального закона от 08.03.2022 N 46-ФЗ

24.03.2022
Внесение акционером вклада в имущество без увеличения УК

 
ГОРЯЧИЕ ДОКУМЕНТЫ
 
Указание Банка России от 30.10.2017 N 4593-У "О внесении изменений в Указание Банка России от 11 сентября 2014 года N 3379-У "О перечне инсайдерской информации лиц, указанных в пунктах 1–4, 11 и 12 статьи 4 Федерального закона "О противодействии неправоме

Проект Федерального закона N 319413-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования осуществления эмиссии ценных бумаг" (ред., приня

 
| | | | | |
  Rambler's Top100
Дизайн сайта Studioland Design Group