На главную Карта сайта
 
Библиография Корпоративное право

Признание недействительными учредительного договора ООО, договора о создании АО, а также торгов.



Признание недействительными учредительного договора ООО, договора о создании АО, а также торгов


Екатерина Георгиевна СИРОТА,

начальник отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда Свердловской области, магистр частного права

Илона Валерьевна БЕКЛЕНИЩЕВА,

ведущий специалист АНО «Институт частного права», магистр частного права


Количество дел, связанных с признанием сделок недействительными и применением последствий их недействительности, в практике Арбитражного суда Свердловской области велико. Начиная с 90-х годов отмечается устойчивая тенденция увеличения числа рассматриваемых арбитражным судом споров указанной категории. По данным Высшего Арбитражного Суда РФ, прирост количества таких дел в первой половине 90-х годов составлял 10—12% в год, в 1998 г. по сравнению с 1997 г. — 17,2%, в 1999 г. по отношению к 1998 г. — 29,1%, в 2000 г. их число возросло еще на 24,6%, в 2001 г. — на 26,2%.

В Арбитражном суде Свердловской области ежегодно рассматривается значительное количество дел о признании сделок недействительными. Так, в 2003 г. рассмотрено 422 иска о признании сделок недействительными. Это составляет около 3% от всех споров, разрешенных гражданско-правовой коллегией в прошлом году.

На первый взгляд данные цифры говорят об активном использовании участниками гражданского оборота указанных способов защиты. Между тем анализ конкретных судебных дел показал, что достаточно часто институт недействительности сделки используется недобросовестными лицами в целях разрушения правовых связей, основанных на сделке. Это дестабилизирует гражданский оборот, создает угрозу правам и интересам добросовестных участников.

При изучении практики рассмотрения Арбитражным судом Свердловской области дел о признании сделок недействительными выявлен достаточно широкий спектр проблем, имеющихся в данной сфере правоприменения. Много вопросов возникает при рассмотрении дел, связанных с признанием недействительными учредительного договора общества с ограниченной ответственностью и договора о создании акционерного общества.

Вопрос о возможности признания учредительного договора недействительным и применения последствий его недействительности напрямую связан с вопросом о правовой природе последнего.

Так, Н. В. Козлова относит учредительный договор к корпоративной сделке, которая регулирует не только обязательственные, но и корпоративные отношения, возникающие между учредителями, юридическим лицом и третьими лицами (управляющими) после государственной регистрации юрлица, и, кроме этого, выполняет функцию закрепления правового статуса юридического лица.

В правовой литературе высказано мнение о природе учредительного договора как акта локального регулирования.

Специфика правовой природы учредительного договора, его особая роль в регламентации внутриорганизационных связей обуславливают особенности его правового режима, в том числе механизма пресечения. При несоответствии договора закону и иным нормативным актам приводится в действие механизм пресечения. Общая норма, зафиксированная в ст. 168 ГК РФ, гласит: «Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения».

Интересен в этой связи опыт Германии. Согласно § 2 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» ООО учреждается посредством заключения договора об обществе, который подписывается всеми его участниками и нотариально удостоверяется. Перечень необходимых условий договора включает: фирменное наименование и место нахождения общества, предмет деятельности, сумму уставного капитала, сумму вклада, подлежащую внесению в уставный капитал каждым участником (уставный вклад) и т. д. (§ 3 Закона).

Если договор об обществе не содержит положений о размере уставного капитала или о предмете деятельности либо если положения о предмете деятельности ничтожны, каждый участник, каждый управляющий и, если существует наблюдательный совет, каждый его член могут ходатайствовать посредством иска, чтобы общество было признано ничтожным (§ 75 Закона). Последствием ничтожности общества в силу п. 1 § 77 Закона является его прекращение (ликвидация), порядок которого предусмотрен в § 65—74.

Представляется справедливым положение п. 2 § 77, согласно которому на действительность сделок, совершенных с третьими лицами от имени общества, ничтожность не влияет.

Таким образом, отсутствие или ничтожность определенных положений договора об обществе служит основанием для признания самого общества ничтожным, что, в свою очередь, влечет прекращение (ликвидацию) общества в установленном законом порядке.

Данное положение следует признать достаточно обоснованным и способствующим стабилизации гражданского оборота.

В судебной практике в настоящее время встречаются попытки признать недействительными учредительный договор ООО или договор о создании АО (в части внесения в уставный капитал определенного имущества или его размера либо стоимости) с применением в качестве последствий двусторонней реституции.

<...>

При разрешении арбитражными судами дел, связанных с признанием сделок недействительными и применением последствий их недействительности, возникает, в частности, вопрос о признании недействительными торгов. Бесспорно, торги не являются сами по себе сделкой, это лишь способ заключения гражданско-правового договора. Вместе с тем, как известно, признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги (п. 2 ст. 449 ГК РФ). Во всех ли случаях требование о признании торгов недействительными подлежит удовлетворению, когда торги проведены с нарушением правил, установленных законом, если с таким требованием обращается заинтересованное лицо (п. 1 ст. 449 ГК РФ)?

Интересный подход можно встретить в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.01.2004 № 10623/03. Президиум рассмотрел заявление Минздрава России о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 20.01.2003, постановления суда апелляционной инстанции от 08.04.2003 Арбитражного суда г. Москвы по делу № A40-42658/02-63-453 и постановления ФАС Московского округа от 16.07.2003 по тому же делу. Было установлено следующее.

Реализация права заинтересованного лица на признание торгов недействительными должна повлечь восстановление нарушенных прав. Если же избранный истцом способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав, то в иске следует отказать.

ООО «Биотэк» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Минздраву России и ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» о признании недействительными торгов, проведенных Минздравом России в форме открытого конкурса на размещение заказа на поставку противотуберкулезных препаратов в рамках федеральной программы «Неотложные меры борьбы с туберкулезом в России на 1998 — 2004 гг.», оформленных итоговым протоколом конкурсной комиссии от 05.08.2002 № 118, в части признания победителем ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» по лоту № 4 «Противотуберкулезный препарат «Этамбутол».

Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковое требование удовлетворено.

Удовлетворяя исковое требование, суды всех инстанций исходили из того, что проведенные по лоту № 4 торги в части признания победителем ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» являются недействительными, поскольку представленная названным обществом доверенность ничтожна, так как выдана ЗАО «Макиз-Фарма», которое на дату ее выдачи не было производителем лекарственного препарата «Этамбутол».

При этом судами сделан следующий вывод: из смысла Федерального закона от 22.06.98 № 86-ФЗ «О лекарственных средствах» вытекает, что производство лекарственных средств может осуществляться только на основании лицензии, выданной предприятию-изготовителю, в связи с чем ЗАО «Макиз-Фарма», не имея лицензии на производство лекарственного препарата, не имело права выдавать ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» доверенность как производитель на участие в конкурсе на размещение заказа на поставку препарата, а данное ООО не имело права по ничтожной доверенности быть участником конкурса.

В заявлении о пересмотре решения суда первой и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций в порядке надзора, поданном в Высший Арбитражный Суд РФ, Минздрав России просит отменить указанные судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, и в удовлетворении искового требования отказать.

Как следовало из материалов дела, в информационно-аналитическом бюллетене «Конкурсные торги», официальном печатном издании Минэкономразвития России, было опубликовано извещение о проведении открытого конкурса на размещение заказа на поставку противотуберкулезных препаратов в рамках федеральной программы «Неотложные меры борьбы с туберкулезом в России на 1998 — 2004 гг.». В извещении было указано, что организатором конкурса является Минздрав России и к участию в конкурсе приглашаются производители противотуберкулезных препаратов или уполномоченные ими поставщики, имеющие доверенность от производителей для участия в конкурсе, федеральную лицензию на оптовую торговлю лекарственными средствами, опыт работы по поставке противотуберкулезных препаратов на территории Российской Федерации, а в лотах № 2, 3, 4 могут принять участие только отечественные производители или уполномоченные ими поставщики.

На участие в конкурсе ЗАО «Макиз-Фарма» выдало ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» доверенность от 30.07.2002 № 252/7, где указано, что ЗАО «Макиз-Фарма», являющееся производителем препарата «Этамбутол», доверяет ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» быть его уполномоченным представителем и участвовать в открытом конкурсе на размещение заказа на поставку противотуберкулезных препаратов в рамках федеральной программы, а также гарантирует поставку указанной выше медицинской продукции в случае признания ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» победителем.

Президиум ВАС РФ оспариваемые судебные акты отменил и отказал в иске по следующим основаниям.

Статьей 185 ГК РФ определены требования, предъявляемые законом к доверенности. Выданная ЗАО «Макиз-Фарма» доверенность по форме соответствует названной норме и подписана уполномоченным лицом. Тот факт, что дополнение к лицензии, разрешающее ЗАО «Макиз-Фарма» производство таблеток «Этамбутол», получено после проведения конкурса, не может влиять на действительность настоящей доверенности. Отсутствие необходимой лицензии лишает юридическое лицо возможности заниматься определенной деятельностью, однако не ограничивает его общую правоспособность, возникающую с момента регистрации данного юрлица.

То есть ответчик, имея доверенность и лицензию на оптовую торговлю лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения от 10.10.2000 № 01419, соответствовал требованиям, предъявляемым Минздравом России к лицам, допускаемым к участию в конкурсе, и был признан его победителем как участник, предложивший наиболее выгодную цену поставки.

Согласно п. 1 ст. 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны недействительными по иску заинтересованного лица. По смыслу данной нормы реализация этого права должна повлечь восстановление нарушенных прав истца.

Государственный контракт от 19.08.2002 № 493Д, заключенный по итогам оспариваемых торгов, на день рассмотрения спора судом первой инстанции был исполнен: ООО «Макиз-Фарма Аптечная сеть» по указанию Минздрава России поставило препарат в медицинские учреждения 84 субъектов Российской Федерации и 13 научных и лечебных учреждений здравоохранения, госзаказчик перечислил за него оплату.

При изложенных обстоятельствах приведение сторон в первоначальное положение с возвращением полученного по сделке невозможно и, следовательно, избранный истцом способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав. Принятые по делу судебные акты были отменены Президиумом ВАС РФ как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права с отказом в удовлетворении искового требования.

Анализируя подход, который избрал Президиум ВАС РФ при рассмотрении данного дела, обращает на себя внимание расширительное толкование судом смысла нормы п. 1 ст. 449 ГК РФ. Суд верно отметил, что реализация права заинтересованного лица на признание торгов недействительными должна повлечь восстановление нарушенных прав. Если же избранный истцом способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав, то в иске следует отказать.

Одно из основных последствий признания торгов недействительными — вопрос о признании недействительным заключенного по результатам торгов договора и применении последствий его недействительности. Очень часто бывает так, что последствия недействительности заключенного на торгах договора...

Полностью статья опубликована в журнале "Арбитражная практика" №7 (июль) 2004 г.


Количество просмотров: 7





ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ ФОРУМОВ
 

06.06.2020
Дорого покупаем акции Российских компаний практически любых ОАО и ПАО

28.05.2020
Корпоративный секретарь

30.04.2020
Сроки раскрытия Ежеквартального отчета за 1 квартал 2020 года

29.04.2020
кворум_ревизор

 
ГОРЯЧИЕ ДОКУМЕНТЫ
 
Указание Банка России от 30.10.2017 N 4593-У "О внесении изменений в Указание Банка России от 11 сентября 2014 года N 3379-У "О перечне инсайдерской информации лиц, указанных в пунктах 1–4, 11 и 12 статьи 4 Федерального закона "О противодействии неправоме

Проект Федерального закона N 319413-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования осуществления эмиссии ценных бумаг" (ред., приня

 
| | | | | |
  Rambler's Top100
Дизайн сайта Studioland Design Group