На главную Карта сайта
 
Библиография Антимонопольное законодательство

Споры с участием антимонопольных органов.



Споры с участием антимонопольных органов

Людмила Алексеевна ЧЛЕНОВА,

судья Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа

Арбитражная практика, № 2, 2003


Антимонопольный орган, устанавливая факт доминирующего положения хозяйствующего субъекта на рынке услуг, не определил конкретный вид оказываемых им услуг, состав участвующих на рынке продавцов и покупателей, долю каждого из продавцов, в связи с чем суд посчитал недоказанным размер доли истца на рынке услуг.

Антимонопольным органом было принято решение о признании действий хозяйствующего субъекта нарушающими п. 1 ст. 5 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон о конкуренции) в части навязывания стороне по договору условий, невыгодных для контрагента, путем повышения платы за пользование сетевыми трактами.

Удовлетворяя исковые требования хозяйствующего субъекта, обратившегося с иском о признании недействительным указанного решения антимонопольного управления, суд исходил из следующего.

В соответствии со ст. 5 и 12 Закона о конкуренции меры воздействия могут быть применены только к хозяйствующему субъекту, занимающему доминирующее положение на рынке определенного товара (услуг). Правомочие устанавливать доминирующее положение хозяйствующего субъекта на рынке в соответствии со ст. 12 Закона предоставлено антимонопольным органам.

Согласно ст. 4 Закона о конкуренции признание положения хозяйствующего субъекта доминирующим зависит от его доли на рынке определенного товара, установленной антимонопольным органом. Расчет доли, занимаемой на товарном рынке хозяйствующим субъектом, должен производиться антимонопольным органом по правилам, изложенным в Методических рекомендациях по определению доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке, утвержденных Приказом ГКАП РФ от 03.06.94 № 67, и Порядке проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарных рынках, утвержденном Приказом ГКАП РФ от 20.12.96 № 169.

В соответствии с Методическими рекомендациями при определении доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке одним из основных этапов является установление конкретной продукции, работ, услуг хозяйствующего субъекта и получение количественной информации об объемах товаров, поставляемых им на соответствующий товарный рынок (п. 2.1 Рекомендаций). При этом взаимозаменяемые товары (услуги) не могут рассматриваться в совокупности.

Однако при определении доли истца на рынке услуг по предоставлению в аренду сетевых трактов антимонопольным органом исследовались в совокупности услуги технических средств радиовещания, радиосвязи, телевещания, спутниковой связи, которые не могут рассматриваться как взаимозаменяемые услуги.

Согласно п. 2.2 Методических рекомендаций доля рынка хозяйствующего субъекта определяется как процентное отношение реализованного этим субъектом третьим лицам товара (работ, услуг) к объему (сумме) реализации товара на данном рынке всеми продавцами. Между тем суд установил, что антимонопольный орган при принятии оспариваемого решения не учел то обстоятельство, что аналогичные услуги на данном товарном рынке помимо истца одновременно предоставляет другой хозяйствующий субъект.

Поскольку антимонопольный орган не представил суду обоснованных сведений о доле хозяйствующего субъекта на рынке услуг электросвязи по предоставлению в аренду сетевых трактов и доказательств его доминирующего положения, суд признал решение антимонопольного органа недействительным.

Несоблюдение антимонопольным органом Порядка проведения анализа товарного рынка при определении доли хозяйствующего субъекта послужило основанием для признания приказа антимонопольного органа о включении истца в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35%, недействительным.

ОАО обжаловало в арбитражный суд приказ антимонопольного управления о включении его в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35% (далее - Реестр), по поставке нефти в счет топочного мазута в пределах г. Сургута и Сургутского района. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил, указав следующее.

В соответствии с п. 6 Порядка формирования и ведения Реестра хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35%, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.02.96 № 154, при формировании Реестра для определения доли хозяйствующего субъекта используются результаты анализа товарного рынка, который проводится антимонопольным органом в соответствии с Порядком проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарных рынках (утвержден Приказом МАП РФ от 20.12.96 № 169).

Согласно п. 1.4 указанного Порядка антимонопольный орган должен представить доказательства проведения им расчетно-аналитической работы по определению продуктовых границ товарного рынка, субъектов товарного рынка (продавцов и покупателей), географических границ товарного рынка, объема товарного ресурса рынка, доли хозяйствующего субъекта на рынке, количественных и качественных показателей структуры товарного рынка, рыночного потенциала хозяйствующего субъекта.

В силу п. 4.1 Порядка географические границы товарного рынка определяются экономическими, технологическими, административными барьерами, ограничивающими возможности участия покупателей в приобретении данного товара на рассматриваемой территории. Географические границы товарного рынка определяют территорию, на которой покупатели имеют экономическую возможность приобрести рассматриваемый товар и не имеют такой возможности за пределами этой территории (п. 4.2). Указанные критерии определения географических границ рынка устанавливаются по данным выборочных опросов покупателей.

Антимонопольный орган при определении географических границ товарного рынка не проводил опрос покупателей, приобретающих нефть для использования в качестве топочного мазута у истца, не выявил, существует ли у указанной группы покупателей возможность приобрести этот товар за пределами г. Сургута и Сургутского района, а также у других продавцов в границах данных муниципальных образований.

Антимонопольным органом также не учтено, что истец поставляет товар - нефть, поставляемая в счет топочного мазута, не только в границах муниципальных образований г. Сургута и Сургутского район, но и в другие муниципальные образования автономного округа, а также за его пределы. При определении географических границ рынка антимонопольный орган не выяснил причину, по которой покупатели предпочитают приобретать нефть у истца, реализующего ее по цене, значительно превышающей цену, сложившуюся в регионе на аналогичный товар, не привел данных количественного анализа, позволяющих судить о том, как влияет на цену товара транспортная составляющая, не выявил возможность замены одного пункта продажи другим в соответствии с Приложением 6 к вышеназванному Порядку.

Суд пришел к выводу, что антимонопольным органом при определении географических границ товарного рынка и установлении на нем доли акционерного общества не были выполнены все предписания законодательства, в связи с чем не было установлено наличие (либо отсутствие) экономических и технологических барьеров для покупателей, приобретающих нефть, поставляемую в счет топочного мазута, что повлекло за собой необоснованный вывод о размере доли истца на данном товарном рынке и его географических границах.

Факт навязывания контрагенту хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на рынке, условий договора, невыгодных для него, подтверждается материалами дела, в связи с чем решение и предписание антимонопольного органа о прекращении нарушений антимонопольного законодательства признаны судом законными и обоснованными.

МУП "БТИ" предъявило иск к антимонопольному органу о признании частично недействительным его решения и предписания.

Арбитражный суд в иске МУП "БТИ" отказал, мотивировав свое решение следующим:

В МУП "БТИ" обратился гражданин за получением справки об инвентаризационной стоимости строения для оформления наследства у нотариуса. МУП "БТИ", занимающее доминирующее положение на рынке услуг по технической инвентаризации жилых строений, фактически выполнил внеплановое обследование строения с внесением изменений в технический паспорт на строение и изготовлением копии обновленного техпаспорта, тогда как с заявлением об оказании этих услуг гражданин в БТИ не обращался. При этом с гражданина в качестве предоплаты было получено 500 руб.

В соответствии с Инструкцией о порядке заполнения справок, выдаваемых бюро технической инвентаризации собственникам индивидуальных жилых домов для представления в нотариальные конторы при оформлении сделок, утвержденной приказом по Министерству коммунального хозяйства РСФСР от 01.04.65 № 92, в справке, выдаваемой на предмет получения свидетельства о праве на наследство, сведения о составе, состоянии и стоимости строений отражаются на период инвентаризации, наиболее близкой ко дню открытия наследства. Таким образом, для выдачи справки об инвентаризационной стоимости строения не требуется проведение внеочередной инвентаризации.

При указанных обстоятельствах антимонопольный орган правомерно пришел к выводу об использовании МУП "БТИ" своего доминирующего положения на рынке услуг по технической инвентаризации жилых строений, выразившемся в навязывании контрагенту условий договора, не выгодных для него, что запрещено п. 1 ст. 5 Закона о конкуренции.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения и предписания антимонопольного органа, которым АО предписано прекратить нарушение п. 1 ст. 5 ФЗ Закона о конкуренции в части навязывания контрагенту условий договора, не выгодных для него, и нарушения установленного нормативными актами порядка ценообразования.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 28.02.95 № 221 "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" регулирование цен на нефтяной попутный газ осуществляется Правительством РФ и федеральными органами исполнительной власти. Приказом Минэкономики РФ от 25.05.2001 № 147 "Об оптовых ценах на нефтяной (попутный) газ, реализуемый газоперерабатывающим заводам для дальнейшей переработки" была установлена предельная минимальная оптовая цена 275 руб. за 1000 куб. м (без НДС), предельная максимальная оптовая цена - 350 руб. за 1000 куб. м (без НДС).

В целях приведения цен на нефтяной попутный газ в соответствие с действующими нормативными актами поставщик нефтяного попутного газа обратился к истцу с предложением об изменении цен, установленных договорами на поставку газа.

Истец, занимающий доминирующее положение на рынке услуг по переработке попутного газа, уклонился от заключения соглашения об изменении условий договоров о цене, тем самым навязывая своему контрагенту условия о цене товара, не выгодные для него, и не соответствующие нормативным актам, установившим порядок ценообразования на нефтяной попутный газ.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что действия истца правомерно признаны антимонопольным органом нарушающими требования Закона о конкуренции, а потому в иске акционерному обществу было отказано.

Поскольку антимонопольный орган не доказал, что заключение Центра Госсанэпиднадэора имело целью ограничение самостоятельности хозяйствующего субъекта, решение и предписание антимонопольного органа признаны судом недействительными.

В арбитражный суд обратился Центр Госсанэпиднадзора с иском о признании недействительным предписания антимонопольного органа, согласно которому Центр обязывался прекратить нарушение Закона о конкуренции, выразившееся в необоснованном воспрепятствовании осуществлению предпринимателем дезинфекционной, дезинсекционной и дератизационной деятельности, и выдать заключение о возможности осуществления предпринимателем данной деятельности.

В соответствии с законодательством о лицензировании проведения дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ и на основании обращения предпринимателя Центром Госсанэпиднадзора произведено санитарное обследование помещения, приспособленного предпринимателем для осуществления лицензируемой деятельности. По результатам обследования Центром составлен акт и выдано отрицательное заключение, поскольку предъявленное к обследованию помещение (гараж в гаражном кооперативе) не отвечало санитарным нормам и правилам, а сам лицензиат не имел медицинского образования.

Как указал в решении суд, Центр Госсанэпиднадзора, выдавая предпринимателю отрицательное заключение, действовал в пределах полномочий, возложенных на него Законом РФ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", и в целях обеспечения безопасности как самого предпринимателя, так и потребителей его услуг. Указание в заключении на отсутствие у предпринимателя необходимого медицинского образования являлось лишь одним из оснований, по которому предпринимателю было отказано в выдаче положительного заключения о возможности выполнения лицензируемого вида работ.

Тем не менее, антимонопольным органом было возбуждено и рассмотрено дело, предметом которого была проверка правомерности выдачи отрицательного заключения только по основанию отсутствия у предпринимателя медицинского образования. При этом антимонопольным органом не проверялось и не дано оценки тому обстоятельству, что помещение, предназначенное для занятия лицензируемой деятельностью не удовлетворяет санитарным нормам и правилам.

В соответствии со ст. 7 ФЗ "О конкуренции..." федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов РФ, органам местного самоуправления запрещается принимать акты и совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминирующие или наоборот благоприятствующие условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов или граждан.

В данном случае ответчик не представил суду доказательств того, что выданное центром отрицательное заключение имело целью ограничение самостоятельности хозяйствующего субъекта. Обязывание Центра оспариваемым предписанием выдать разрешение предпринимателю на право осуществления лицензируемого вида деятельности в ситуации, когда предпринимателем не устранены замечания, изложенные в заключении, понуждает орган, на который возложены обязанности по осуществлению государственного санитарно-эпидемиологического надзора, нарушить действующее законодательство.

При указанных обстоятельствах суд пришел к выводу о несоответствии выданного антимонопольным органом предписания нормам действующего законодательства, а потому признал его недействительным.

Принятие органом местного самоуправления акта, ограничивающего самостоятельность хозяйствующих субъектов на занятие предпринимательской деятельностью, нарушает требования ст. 7 Закона о конкуренции, а потому правомерно расценено антимонопольным органом как монополистическая деятельность1.

Главой местного самоуправления было принято постановление, в соответствии с которым запрещена установка киосков, а также перерегистрация, переоформление земельных отводов и разрешений владельцам торговых киосков и вагончиков, за исключением киосков специализированного назначения ("Роспечать", "Аптечные киоски", "Цветы", "Мороженое", "Мастерские бытового обслуживания"). Данным постановлением также предписывалось произвести демонтаж торговых киосков и вагончиков, не соответствующих указанным требованиям.

Решением антимонопольного органа указанный пункт постановления был признан не соответствующим п. 1 ст. 7 ФЗ "О конкуренции..." как необоснованно препятствующий осуществлению деятельности хозяйствующих субъектов и необоснованно предоставляющий нескольким хозяйствующим субъектам льгот, ставящих их в преимущественное положение по отношению к другим хозяйствующим субъектам, работающим на рынке торговли, путем наделения правом на установку киосков, и выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства. Указанное решение и предписание были обжалованы в суд администрацией муниципального образования.

Арбитражный суд, отказывая в удовлетворении иска, указал следующее. Органы местного самоуправления, принимая нормативные правовые акты по вопросам местного значения, должны исходить из принципов, закрепленных в Конституции РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 35, ст. 55 Конституции РФ, ст. 1 ГК РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности. Ограничение гражданских прав допускается только на основании федерального закона и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

На основании материалов дела суд пришел к выводу, что постановление в части запрета на установку киосков, кроме киосков специализированного назначения, перерегистрацию и переоформление земельных участков по ними, а также в части требования демонтировать торговые киоски и вагончики приводит к ущемлению прав граждан на занятие предпринимательской деятельностью: постановлением четко обозначен ограниченный круг лиц - владельцев киосков специализированного назначения, наделенных правом на установку киосков, одновременно с этим другим субъектам рынка в этом отказано.

В постановлении не предусмотрено предоставление альтернативных площадей владельцам демонтированных киосков для осуществления ими своей законной деятельности, что фактически является необоснованным воспрепятствованием осуществлению в сфере розничной торговли и может иметь своим результатом ограничение конкуренции, так как происходит вытеснение с рынка мелких предпринимателей и одновременно - создание благоприятных условий для осуществления деятельности крупных хозяйствующих субъектов.

При таких обстоятельствах антимонопольный орган правомерно охарактеризовал действия органа местного самоуправления как монополистические.

Поскольку оспариваемые решение и предписание антимонопольного управления затрагивают права физического лица, которое необходимо привлечь к участию в деле, суд кассационной инстанции пришел к выводу о неподведомственности данного спора арбитражному суду2.

При рассмотрении дела о нарушении законодательства о защите прав потребителей антимонопольным органом установлено, что в результате резкого повышения напряжения в электрической сети вышла из строя бытовая аппаратура, сумма ущерба в связи с ремонтом аппаратуры составила 1 270 руб. Причиной повышения напряжения в электрической сети явилось короткое замыкание, возникшее вследствие того, что при перевозке трактора "Беларусь" в кузове автомобиля "Урал-764" была задета воздушная линия электропередачи.

Антимонопольным органом сделан вывод о том, что, поскольку договор на потребление электроэнергией заключен потребителем (физическим лицом) с МУП "Горэлектросети", то последнее, как продавец электроэнергии, несет ответственность за подачу некачественной электроэнергии.

По результатам рассмотрения дела антимонопольным органом принято решение, которым МУП "Горэлектросети" признано виновным в нарушении Закона РФ "О защите прав потребителей". На основании решения выдано предписание о прекращении нарушения указанного Закона, обязывающее МУП "Горэлектросети" принять и рассмотреть претензию потребителя о возмещении убытков, причиненных продажей электроэнергии ненадлежащего качества.

Судом принятые антимонопольным органом акты были признаны незаконными ввиду следующего. Между МУП "Городские электрические сети" (энергоснабжающая организация) и МУП "Жилищно-коммунальное управление" (абонент) заключен договор на снабжение электрической энергией, согласно которому энергоснабжающая организация обязалась подавать электрическую энергию и мощность абоненту, поддерживать на границе балансовой принадлежности электросети между энергоснабжающей организацией и абонентом показатели качества электроэнергии, установленные ГОСТом.

Таким образом, МУП "Горэлектросети" и МУП "ЖКУ" являются совладельцами электрической сети, и в силу п. 1 ст. 1079 ГК РФ на них обоих лежит обязанность по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Указанная норма предусматривает освобождение юридических лиц, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, от возмещения вреда только в случае, если докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Кроме того, учитывая, что замыкание в сети произошло в результате воздействия на нее автомобиля, провозившего негабаритный груз, в силу п. 3 ст. 1079 ГК РФ владелец указанного автомобиля солидарно несет ответственность перед потребителем за вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности.

На основании изложенного суд пришел к выводу, что антимонопольный орган не полностью исследовал обстоятельства дела, что привело к вынесению незаконного решения, в случае исполнения которого МУП "Горэлектросети" обязан будет уплатить сумму убытков полностью без учета солидарных должников. Постановлением апелляционной инстанции решение было оставлено в силе.

Суд кассационной инстанции, рассмотрев кассационную жалобу антимонопольного управления на решение и постановление арбитражного суда, названные судебные акты отменил и производство по делу прекратил, указав, что, поскольку основанием для возбуждения антимонопольным управлением дела послужила жалоба физического лица, права которого затрагиваются оспариваемыми решением и предписанием антимонопольного органа, то суд должен был привлечь это лицо к участию в деле. Однако споры с участием физических лиц (за исключением граждан-предпринимателей) не отнесены законодательством к подведомственности арбитражных судов, в связи с чем производство по делу подлежит прекращению.

Сноски:

1 В связи с принятием Федерального закона от 09.10.2002 № 122-ФЗ органы местного самоуправления более не являются субъектами монополистической деятельности. Однако указанное в примере деяние по-прежнему рассматривается как правонарушение и регламентируется ст. 7 Закона о конкуренции (в ред. От 09.10.2002).

2 Указанное судебное дело было рассмотрено в период действия АПК 1995 г. В настоящее время ситуация изменилась. Согласно ч. 4 ст. 27 АПК РФ 2002 г. заявление, принятое арбитражным судом к своему производству с соблюдением правил подведомственности, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем к участию в деле будет привлечен гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

[p]


Количество просмотров: 120





ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ ФОРУМОВ
 

18.09.2020
Требование о выкупе по ст.84.8 закона «Об АО»

13.08.2020
Корпоративный секретарь

13.08.2020
Дорого покупаем акции Российских компаний практически любых ОАО и ПАО

07.08.2020
Федеральный закон от 31.07.2020 N 297-ФЗ

 
ГОРЯЧИЕ ДОКУМЕНТЫ
 
Проект Федерального закона N 319413-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования осуществления эмиссии ценных бумаг" (ред., приня

Указание Банка России от 30.10.2017 N 4593-У "О внесении изменений в Указание Банка России от 11 сентября 2014 года N 3379-У "О перечне инсайдерской информации лиц, указанных в пунктах 1–4, 11 и 12 статьи 4 Федерального закона "О противодействии неправоме

 
| | | | | |
  Rambler's Top100
Дизайн сайта Studioland Design Group